П Е Р Е Ч Е Н Ь негативных событий происходивших в отношении Белкина А.Г., как руководителя силовых структур (охранных предприятий Союза Ветеранов Афганистана) и Ассоциации.

А также в связи с организацией гонения и притеснения меня правоохранительными подразделениями УВД  ВАО г. Москвы используя схему по объявлению меня в федеральный розыск как злостного неплательщика алиментов, лишь с одной целью: устранение как неугодного выходца из системы Союза Ветеранов Афганистана в округе и захвата отдельно стоящего двухэтажного здания. Подтверждается это тем, что был заказ на здание. Была запущена процедура искусственного банкротства в 2002 – 2005 годах с размещением в СМИ (в интернете органами правопорядка) о том, что я вооружён, особо опасен и судим, а также представленной хитрым способом справки Председателю Комиссии за подписью следователя ВАО Мирошниченко (чтобы меня опорочить), который фабриковал  уголовное дело под ст. 159 включив меня и готовя компромат против меня под заказ.

  1. Летом 2001 года  >  моё задержание осуществляли сотрудники  ГУВД  по адресу:           г. Москва, Мажоров пер. ______ и передавали вызванному наряду 31  отделения милиции УВД  ВАО  г. Москвы для опроса. Свидетели: сотрудники Ателье – Алтухова Лидия Григорьевна, а также сотрудники ЧОП Спец. Управление «КОБРА» — зам. генерального директора ____________ Константин ____________, офицер ВС РФ. Провели опрос. Подписал объяснение. Потребовали подписку о невыезде из г. Москвы. На мою просьбу дать данные о сыне ответили, что в их обязанность это не входит.
  2. Летом 2002 года  >  задержание осуществляли сотрудники ДПС г. Москвы в момент управления мною а/м «Вольво — 745» на территории Комсомольской площади и передали в отделение милиции данной территории. Удерживался в течение 2 – х часов у окна дежурного. Отпущен без опроса, объяснений и извинений. Свидетель — Пилипенко Сергей Григорьевич > сотрудник Ассоциации МАЗБиЛ.
  3. Летом 2003 года  >  задержание осуществляли сотрудники  ППС  г. Москвы в момент управления мною а/м «Вольво — 745» в районе Савёловского вокзала. Был сопровождён в отделение милиции данной территории для передачи под арест. Я наблюдал в окно дежурного о/м за перепалкой между экипажем ППС и дежурным о/м, который требовал представить основание для удержания под арестом. В результате было отказано экипажу ППС о приёме меня под арест в о/м. Находился у окна дежурного о/м в течение 1,5 часов, затем вышел помощник дежурного о/м и спросил: «Ты чего здесь стоишь? Мы тебя не задерживали и не удерживаем». Свидетель – Мартыненко Владимир Иванович, генерал – полковник (находился в автомобиле со мной). Умер в конце 2007 года.
  4. С 2002 по 2003 год создавали мне препоны при замене общегражданского паспорта СССР на паспорт российского образца. В течение   2 – х лет не обменивали паспорт, объясняя мне тем, что нет подтверждения о принятии мною Российского гражданства в Посольстве РФ на территории Казахстана в г. Алма-Ата в 1994 году. Волокитой занимались до тех пор, пока не поступил звонок из Генеральной прокуратуры РФ по моей жалобе и из Генерального штаба ВС РФ. Свидетель – Ланов Олег Алексеевич.
  5. Летом 2004 года производилось задержание меня по адресу: г. Москва, Мажоров пер. ….   в присутствии подполковника  ФСБ  РФ Дубова Виктора Никитовича сотрудниками, которые представились налоговой полицией и якобы действовавшие в рамках комплексной проверки. Из тех кабинетов, которые были доступны они сбрасывали документы в коробки не описывая. К бухгалтерским документам не смогли подобраться, а также не смогли вскрыть оружейную комнату, но изъяли папку с оригиналами уставных документов предприятия швейно-бытового обслуживания – ателье ТОО »С.Б.С.», в котором я официально был на должности Генерального директора. Эти документы были подготовлены для перерегистрации из организационно – правовой формы ТОО в ООО, а также для получения банковского кредита под выкуп здания. Мне была выдана повестка для прибытия к ним в офис для опроса. Я четыре раза приезжал на встречу, но её переносили каждый раз без объяснений. По всем признакам было понятно, что мной никто заниматься не будет. Сотрудники охраны приглашали для общения со мной того, кто был на месте. Сотрудник общавшийся со мной высказывался откровенно и на полном серьёзе: «Это обычная практика на сегодня.  Потому как развиваются события очевидно, что против Вас нет достаточных материалов, чтобы обеспечить компромат. Скорей всего происходит захват объекта». Папку с оригиналами уставных документов не вернули притом, что я дважды официально обращался и был на приёме у Трусова в налоговой полиции.
  6. В конце 2004 года в офис ворвалась группа лиц, представившихся из РООП. Попытались одеть мне на руки наручники, а затем настояли проехать к ним в офис по Щёлковскому шоссе. Опросили меня, сняли копии удостоверений: члена Комиссии по борьбе с коррупцией  РФ  и Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка  РФ. После этого отпустили не поясняя ничего в ответ. При опросе проверили меня не записываю и не снимаю ли я этот процесс. Убедившись, что на мне нет записывающих устройств, успокоились, но были предельно осторожны.
  7. В августе месяце 2005 года, когда все сотрудники ателье и Ассоциации МАЗБиЛ находились в отпуске за исключением меня и нескольких человек по очереди дежуривших в здании, была проведена жёсткая силовая операция в отношении меня.     05 августа после 15 часов, когда у меня шла подготовка к встрече для переговоров по реорганизации предприятия, выкупу и ремонту здания, к входу в здание подошёл человек в тёмных очках, постучал в дверь и когда я ключом отпер дверь и вышел на крыльцо выяснить, что его интересует, то в этот момент из – за здания с разных сторон выскочило пятеро мужчин крепкого телосложения, а также подъехал а/м марки «Ауди — 6» с тремя мужчинами и, наваливаясь на меня начали избивать и беспорядочно орать. Выворачивали руки за спину и, сбив меня с ног на асфальт, ударили  несколько раз  рукоятью пистолета по затылку и в висок. Как выяснилось в дальнейшем, фамилия того кто наносил удары рукоятью пистолета Свиридов Анатолий, звание – подполковник милиции. Меня перевернули вверх ногами и ударили несколько раз темечком головы об асфальт. Сознания я не потерял. Одели мне на руки наручники и затолкали меня на заднее сиденье этого автомобиля, уложив лицом вниз, а на спину сел один из нападавших и, ударяя по спине, кричал: «Заткнись или пристрелим». Это притом, что я не сопротивлялся, а всего лишь задавал вопрос: «На каком основании? Что за произвол?». В ответ услышал, что я злостный неплательщик алиментов и скрываюсь от уплаты. Это притом, что я работал постоянно на одном месте с 1995 года, а также что сыну уже было 19,5 лет.

Из здания вышел представитель Краснодарского края,  районный депутат (в два метра ростом и косая сажень в плечах). Он  был вместе со мной в здании. Потребовал  объяснить на каком основании творится этот беспредел. Эта группа попыталась его также оковать в наручники, но не получилось. Он представился депутатом и предъявил служебное удостоверение. От него отстали. Бубельцов Борис Николаевич потребовал старшего группы представиться. На что Свиридов ответил угрожающе: «Мужик, уходи побыстрее, а то и тебе достанется».

Старались всё делать быстро, чтобы уехать с территории здания. Я потребовал дать возможность закрыть здание, но Свиридов ответил: «Можешь не беспокоится. Это уже не твоя печаль забота».

По всем признакам было понятно, что происходит рейдерский захват здания.

В течение 3 – х часов меня возили по ВАО г. Москвы пытаясь куда-нибудь пристроить, с кем – то договориться. Договорились с подполковником милиции Климчак Геннадием Карловичем начальником 31 отделения милиции, где меня арестованным продержали сутки без оформления и предъявления обвинения. На моё обращение к дежурному о/м, бывшему участковому с нашей территории (на которой расположено здание), чтобы позвонить по телефону, я получил отказ с объяснениями того, что по мне было  особое распоряжение от Климчак Г.К.

06 августа в 12 часов дня, подготовив в отношении меня папку документов с неоформленными бланками и без ознакомления, Свиридов предложили мне расписаться. Я отказался. Одев мне на руки наручники повезли в Бауманский районный суд. У входа в здание суда назвавшийся Свиридовым со своим подельником и сопровождающим из 31 отделения милиции УВД  ВАО стали обсуждать вопрос о том, как дооформить документы для суда в отношении меня и кто убедит начальника отдела криминальной службы 31 о/м ВАО г. Москвы поставить свою подпись. Сопровождающий сотрудник из 31 о/м  сказал, что у него хорошее отношение с ним, но на это уйдет много времени. Проще самим подписать, т.к. он хорошо знает его роспись. Свиридов принял решение ехать в о/м и уговорить подписаться самому начальнику отдела. В течение 1,5 часов мы ожидали подельника Свиридова и сопровождающего из о/м пока они приехали с подписью в документах. Все это время я стоял на улице у здания суда в наручниках со Свиридовым, а он рассказывал мне  разные страшилки, эпизоды из их (якобы) оперативной работы, пытаясь меня запугивать рассказами. Обвинял меня в том, что я из Казахстана и что нужно было давно бежать к себе на родину, а я прозевал момент. Затем вошли в суд. Из канцелярии суда Свиридова направили к судье Голубевой. Перед тем как войти к судье эта гоп компания обсуждала беспокойство Свиридова о том, что судья Голубева Свиридова знает, что у него с нею был конфликт ранее, и что она может не принять документы в работу, а также что с акцией по посадке меня для начала хотя бы на 5 суток не получится. Но после обсуждений все-таки решили идти к судье. Перед входом в зал суда с меня сняли наручники.

Судья попросила войти к ней в кабинет. Выслушала обвинения Свиридова в отношении меня. Представила мне слово и, услышав от меня претензии и возмущения по всем событиям, попросила всех выйти из кабинета кроме меня. Я вкратце рассказал о том, что происходит и потребовал присутствие адвоката Ткачева Владимира Васильевича — полковника ГРУ в отставке. Назвал его домашний телефон. Она попросила меня выйти из кабинета в зал суда, а сама осталась одна в кабинете для консультации по телефону и принятия решения.

Свиридов в зале суда в присутствии подельника и сопровождающего из 31 о/м попытался на меня надавить психологически.  Выражая недовольство в том, что я слишком разговорился и осмелел в суде. На что я ему ответил: «Я только в суде могу выразить свое возмущение в отношение происходящего и сказать, что таких как он и его подельников, я не боюсь, даже при том, что они привезут меня в отделение милиции и в камере смогут избить. А вообще о том, что меня незаконно арестовали и удерживают я проинформировал многих лиц, включая Генеральную прокуратуру, Генеральный штаб МО и сотрудников внешней разведки. Так что ты Свиридов свое получишь».

Этот зверёныш понял, что ситуация выходит из-под контроля.

Судья Голубева через 20 минут вынесла определение об отказе, вручила Свиридову один экземпляр, а один вручила мне и ушла к себе в кабинет. Свиридов попытался вырвать у меня из рук мой экземпляр. На что я  Свиридову возразил, объясняя ему, что это мой документ.

Сопровождающий из 31 о/м сказал Свиридову, что коль уж так всё обернулось, то наручники нет смысла одевать. Но Свиридов всё же настоял, чтобы наручники на руки мне надели. Приехав в отделение милиции меня опять поместили в камеру, а перед тем как снять с меня  наручники, Свиридов заново попытался вырвать из рук у меня определение суда об отказе в вынесении мне административной статьи и размещении меня в изолятор временного содержания. Находясь в  камере, через несколько минут я услышал голос начальника 31 о/м подполковника милиции Климчак Геннадия Карловича, спускающегося со второго этажа и громко подававшего команды: «Подготовить документы о высвобождении Белкина А.Г. из-под стражи». Хотя меня никто не оформлял. После того, как мне выдали вещи и  документы, изъятые у меня при аресте, я  стал требовать выдать справку о задержании и аресте. Также я потребовал у тех кто участвовал в приёме меня под арест, в изъятии вещей и дерзко обращавшихся со мной назвать свои фамилии, но они отказались. Хотя никто не знал, по какой причине я был задержан. А начальник криминального отдела 31 о/м ВАО отказав представиться посоветовал все претензии предъявлять к подполковнику милиции Свиридову, который находится в УВД  ВАО г. Москвы.

Здание простояло открытым 1,5 суток. Если бы не Ланов Олег Алексеевич, Мельников Павел Иванович и Бубельцов Борис Николаевич, которые с учётом хорошего отношения ко мне присматривали за зданием по очереди в нём дежуря, не понимая что происходит и за что так поступили со мной, а также где я нахожусь.

После моего ареста и освобождения,  события стали развиваться ещё стремительней. В  том месте, где я снимал квартиру по ул. Хабаровская…  в ВАО г. Москвы, активисты действовавшие против меня, вошли в сговор с хозяйкой, которая сдавала квартиру нашей семье. Мы прожили в ней 8,5 лет, за квартиру оплачивали регулярно. Был произведен хороший ремонт. От соседей претензий никаких не возникало и вдруг с наступлением холодов нас начали выставлять на улицу. Был кем – то организован грабёж квартиры через вентиляционный колодец с крыши на 14- й этаж, два раза осуществлялась порча личинки замка в квартиру, а также систематически стали происходить скандалы и психологическое давление со стороны хозяйки.

В итоге в октябре месяце, когда я был на работе, приехала выездная группа из МЧС по вызову и за оплату высверлили и заменили замок (по информации соседей), а вместе с ними человек 7 милиционеров офицерских званий от старшего лейтенанта до подполковника. Свидетель: Пилипенко С.Г.

Кстати, его чемодан с вещами и личными документами первой необходимости находился в квартире, из которой их так и не вернули по настоящее время, как и всё моё имущество и документы.

Моё обращение на основании заявления к участковому в тот же вечер, ни к чему не привело. Он принял заявление у нас с Пилипенко С.Г., а в ответ сказал, что это её право как хозяйки квартиры поступать так, как считает нужным. Обвинил меня в непорядочности без пояснений.

Договаривайтесь сами с хозяйкой квартиры, а я ничем помочь не могу и не буду помогать.

Я несколько раз звонил хозяйке квартиры убеждая допустить меня к вещам и к документам, чтобы  упаковать вещи в  течение  недели – двух и перевезти,  но мои попытки к положительным результатам не привели.

До сегодняшнего дня мебель, электротехника и всё что было (вещи, документы и т.д.) я не получил. Извинений никаких, а на мой последний звонок в декабре 2005 года с просьбой взять удостоверение, которое подтверждает право места на кладбище для захоронения отца, эта дама без тормозов обвинила  меня по телефону в смерти мужа, который в октябре 2005 года якобы пообщавшись со мной  по телефону умер, так как у него оборвался тромб. Больше никаких попыток по решению данной проблемы я не предпринимал.

  1. В марте 2008 года при подаче мною документов на получение загранпаспорта капитаном милиции отдела АВИР при проверке моих данных был вызван наряд из о/м данной территории для задержания и сопровождения в отделение. Там опросили,  продержав в течении 4 — х часов, сотрудники милиции просмеяли ситуацию в которой я оказался и объяснили, что после развала СССР я далеко не единственный человек и что информация по мне все эти годы крутится в базе данных и не кому её удалить если не обратиться в Генеральную прокуратуру или в суд.

Проблемы и убытки, возникшие в связи с этими событиями:

В результате организованного в отношении меня преследования, используя и периодически продлевая розыск, а также фабрикуя компромат были нанесены финансовые и материальные убытки, испорчена репутация добропорядочного гражданина, профессионального и ответственного работника, созданы сложные проблемы, а именно:

  1. Разрушен бизнес, а это слаженная работа охранно-детективных предприятий и производственно – коммерческой деятельности.
  2. Утрачено право нахождения по договору аренды на 25 лет с правом выкупа в  2 – х этажном отдельно стоящем здании у метро Электрозаводская, а также вложенные финансовые средства в проведение капитального ремонта, содержания здания в течение 10 лет, закупку мебели, швейного — производственного оборудования, компьютерной и оргтехники, а также другого исходящего материала для профессиональной деятельности пяти организаций с разными направлениями деятельности. Эта сумма варьируется в пределах  1.200.000.000 руб. на 1995 – 1996 годы.
  3. Испоганили,  очернили и продолжают обливать грязью личный имидж и репутацию, не имея никаких на то оснований и повода. Рушится перспектива роста, так как вызываю подозрение своей негативной репутацией.
  4. Невозможно претендовать с данной негативной характеристикой на серьёзное продвижение по службе в серьёзных государственных ведомствах и компаниях.
  5. Работая в правозащитной сфере деятельности при конфликтных ситуациях (а они постоянны), имея за собой такой клубок грязи я навлекаю негатив и угрозу.
  6. В связи с негативными событиями, создаваемыми вокруг меня, утрачена лицензия на охранно-детективную деятельность, зарегистрированную с марта 1993 года и продлевавшаяся до 2006 года включительно. Хотя за время работы в этой сфере деятельности никаких нарушений, нареканий и претензий как лично мне, так и предприятиям не предъявлялось.
  7. Лицензия на охотничье оружие так же в связи с вышеописанными событиями была утрачена, огнестрельное оружие и патроны (охотничье ружьё, патроны, два охотничьих ножа) украдены вместе со спец. средствами (газовый пистолет системы «ПМ», система «УДАР» и газовый баллончик с содержанием перцового газа «КОБРА»). Лицензия на газовый пистолет изъята старшим оперативно – следственной группы, приехавшей по моему вызову на место происшествия для оформления событий преступления в 2005 году.

Гражданин Российской Федерации

Белкин Алексей Григорьевич            07.09.2009г.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s


%d такие блоггеры, как: